Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

Закон суров, но это закон?

Закон суров, но это закон! Эта фраза долгие годы отображает всю сущность нашей законодательной базы. Все, конечно, понимают, что за совершенное преступление нужно нести наказание в соответствии с УК РФ, а в кодексе есть ст.43 вот её содержание:

1. Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. 

2. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. 

А можно ли посадить человека за преступление, которое он совершил, пытаясь фактически скрыть следы «иного преступления»? Конечно можно! А если «иного преступления» не было, можно ли посадить человека за то, что он совершил преступление, пытаясь скрыть следы «иного преступления», которого не было? Понимаю, что совсем Вас запутал, но сейчас моя мысль будет подкреплена расшифровкой и описанием соответствующих документов. 

Приговором Обнинского городского суда Калужской области от 08.04.2016 Гуломов А.К был признан виновным в совершении преступления ,предусмотренного п. «а», ч.4, ст.291 УК РФ, а наказание, назначенное ему, составило 5 лет и 6 месяцев лишения свободы. В обиходе эта статья называется очень просто: дача взятки, должностному лицу, группой лиц, по предварительному сговору. Звучит для обывателя и страшно, и красиво одновременно. Вдруг неожиданно прокуратура вносит апелляционное представление, в котором государственный обвинитель, помощник прокурора Морозова О.Ю., просит приговор изменить, снизить срок Султановой Д.Т. (гражданской жене Гуломова) и Гуломову основного наказания до 3 лет, применив ст.64 УК РФ. Вы часто видели прокурора, требующего изменить ст. 64 УК РФ которая в обиходе носит название «ниже низшего». Это какой-то адвокат, а не прокурор, я лично такого ни разу не видел!

И Калужский областной суд, конечно же, послушал прокурора, при этом полностью проигнорировав мнение защитников и осужденных: «приговор Обнинского городского суда Калужской области от 08 апреля 2016 года в отношении Султановой Д.Т. и Гуломова А.К. изменить. Переквалифицировать действия Гуломова А.К. с п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ на ч.3 ст.30, п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст.64 УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы. Переквалифицировать действия Султановой Д.Т. с п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ на ч.3 ст.30, п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст.64 УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы. В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные представление и жалобы – без удовлетворения».

Три года лишения свободы — это конечно, гораздо лучше, чем пять с половиной, но сразу же возникает вопросы. Во-первых, для чего именно передавались денежные средства? Во-вторых, почему следствие квалифицировало действия Гуломова А.К именно как дачу взятки? По всей видимости, в некоторых наших регионах уже существует порочная практика считать взяткой бутылку кока-колы или буханку хлеба. В нашей редакции есть такие сведения, и в дальнейшем эта проблема будет описана в другой статье. Но в этом случае ситуация немного иная.

«19.10.2015 года отделом дознания ОМВД России по г. Обнинск, было возбужденно уголовное дело N151301349 по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.158 УК РФ, по факту кражи мобильного телефона в раздевалке одной из школ города. В ходе осуществления дознания по уголовному делу были получены сведения о возможной причастности к совершению данного преступления Султановой Д.Т., в связи с чем последняя была доставлена в ОМВД России по г. Обнинск для проверки ее причастности к совершению вышеуказанного преступления. В то же время в ОМВД России по г. Обнинск был доставлен для последующего допроса в качестве свидетеля Гуломов А.К, который мог быть осведомлен об обстоятельствах совершения кражи мобильного телефона». По показаниям Султановой, она находилась несколько дней в отделении полиции по подозрению в краже мобильного телефона. А Гуломов, в свою очередь сообщил, что он собирался возместить денежные средства потерпевшему или заплатить штраф в соответствии с действующими законами РФ.

Тогда возникает еще один вопрос, а действовали ли сотрудники ОМВД России по г. Обнинск в соответствии с законами РФ, которые они должны знать гораздо лучше Гуломова?

Обратим внимание на наказание, предусмотренное за преступление, якобы совершенное Султановой Д.-ч.1, ст.158 УК РФ: Кража, то есть тайное хищение чужого имущества,наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Обратите внимание, наказывается штрафом, плюс в соответствии со ст.25 и ст.76 УК РФ возможно прекращение уголовного дела в связи с возмещением ущерба и соответственно примирением сторон. Получается, что ситуация, о которой говорит Гуломов, была возможна, и возмещение ущерба, назначение штрафа, как наказания, было абсолютно законно и возможно. Так почему же тогда сотрудники полиции рассматривают деньги, переданные Гуломовым А.К. как взятку? И почему Султанову удерживали несколько дней за якобы совершенное преступление в помещении ОМВД России по г. Обнинск?

Кстати, очень мало людей получают реальное лишение свободы как наказание за преступление, впоследствии квалифицированное по ч.1 ст.158 УК РФ. При этом из материалов дела следует, что переводчик не присутствовал при общении Гуломова А.К. с «доблестными» стражами правопорядка, а Гуломов, и Султанова Д.Т. являются гражданами другого государства и могли фактически не понимать игру слов и терминов, затеянную местными полицейскими при общении с ними.

И есть еще один, очень важный вопрос, который и должен был поставить точку в этом деле сначала на следствии, а впоследствии и в суде. Почему в приговоре Гуломову и Султановой, указано наказание только в соответствии с п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ. Куда пропала ч.1, ст.158 и соответственно ст.69. УК РФ, назначение наказания по совокупности преступлений?

Получается, что судьба уголовного дела N151301349, возбужденного 19.10.2015.г. отделом дознания ОМВД России по г. Обнинск, осталась для суда и следствия по делу Гуломова-Султановой загадкой? Повторюсь, за что именно Гуломовым А.К. передавались денежные средства, ведь это действие впоследствии было квалифицировано следствием, как преступление по п. «а» ч.4 ст.291 УК РФ?

Получается, раз Гуломов и Султанова сели за дачу взятки должностному лицу  за совершение заведомо незаконного бездействия, то почему тогда должностные лица из ОМВД России по г. Обнинск не были привлечены к уголовной ответственности за свое заведомо незаконное бездействие, которое выразилось в не привлечении к уголовной ответственности по ч.1, ст.158 Султановой Д.Т?

Снова я возвращаюсь к тому, с чего начал. Если «иного преступления» не было, можно ли посадить человека за то, что он совершил преступление, пытаясь скрыть следы «иного преступления», которого не было?

Редакция «Гулаг-Инфо» внимательно наблюдает за результатами всех своих публикаций и оставляет за собой право ,в случае выявления фактов нарушения закона в отношении указанных в публикациях лиц, обратиться в специализированные органы государственного контроля.

скачать dle 12.0
рейтинг: 
Оставить комментарий
Интересная статья, спасибо

Dura lex, sed lex...
  • Лента
  • Популярное
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Одноклассники