Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

Член банды Цапков - Вова "Беспредел" порадовался за Цеповяза: крабы - круто

Осужденный пожизненно дал первое в своей жизни интервью
В Мордовии в Торбеевском централе отбывает пожизненный срок самый жестокий член кровавой банды Цапка Владимир Алексеев по прозвищу Беспредел. До сих пор он никому и никогда не давал интервью. А повод поговорить с ним и вообще увидеть, как он живет, самый подходящий.
Обнародованные фото тюремной жизни его «коллеги», другого члена банды, Вячеслава Цеповяза, на которых садист и убийца в амурской колонии строгого режима сидит на белых диванах, ест крабов, икру и шашлыки, стали одним из главных скандалов ушедшего года. Пока следствие разбирается с этими снимками, людей волнует, а как отбывают наказание другие участники банды, и в первую очередь Владимир Алексеев? Так же жируют? А если нет, то не завидуют ли они богатею (Цеповяз отсуживает у супруги имущество на миллиард), который смог «купить всех и вся»?
Обозреватель «МК» отправилась в Торбеевский централ, где пообщалась с Алексеевым. Вова Беспредел рассказал о кровавой Кущевке, о душевной болезни Цапка и... добродушии Цеповяза.
Во время этого интервью случился инцидент, которого никто не ожидал. Но именно благодаря этому инциденту я могу с уверенностью попросить читателей: постарайтесь отнестись максимально критически к тому, что рассказывает Алексеев. В конце материала вы поймете почему.
Член банды Цапков Вова Беспредел порадовался за Цеповяза: крабы - круто
фото: Ева Меркачева

«Прозвище Беспредел у меня с юности»
Ноги и руки широко растопырены, ладони вывернуты наружу (чтобы показать, что в них нет ничего, что можно использовать как оружие), голова склонена, взгляд в пол. Эту позу принимают осужденные к пожизненному сроку, как только услышат поворот ключа в двери камеры. Вот и в рабочей камере (там установлены швейные станки) трое арестантов в тюремных робах вскакивают со своих мест и становятся именно так. А дальше они по очереди представляются, быстро чеканя слова.
«Владимир Алексеев, 38 лет, осужден за убийство 18 человек, пожизненное лишение свободы».

фото: кадр из видео

Алексеева считали одним из самых жестоких членов банды Цапка. Про его кровожадность ходили легенды, его боялась вся станица Кущевская. Калечил. Убивал. Насиловал (на суде звучала цифра — 220 девушек).
За решеткой Владимир Алексеев не кажется таким страшным. Его даже сложно узнать по худому, осунувшемуся лицу. Но тело (забегая вперед, скажу, что осмотрели его на предмет синяков и ссадин) в отличной форме: рельеф как у атлета.
Для общения со мной Алексеев прервал вышивание (на зоне он мастерит жилетки). Мы общаемся в комнате психолога. Я за столом, на том месте, где обычно сидит «врачеватель душ», а Алексеев в клетке напротив.
— Почему вас прозвали Беспредел?
— Это все враги. А благодаря вам, журналистам, это было растиражировано.
— Но ведь самым жестким из банды считали именно вас. Значит, были на то причины?
— Согласен. Это все с юности еще. В Кущевском районе было много наркоманов, я забирал у них наркотики и наказывал. А они стали меня так называть. Но прошло лет 20 с тех пор. А благодаря журналистам прозвище получило большую огласку во время рассмотрения нашего уголовного дела. Но если вы начнете спрашивать про жестокость, то в чем она заключалась? Спросите у любого жителя Кущевки: вот лично вам Алексеев что сделал? Ответят: ничего. А вашим близким что сделал? Снова скажут: ничего.
Я опасаюсь с вами разговаривать. Ваша журналистская братия преподала мне хороший жизненный урок. В своих статьях журналисты писали такое, что мама не горюй. Писали: «Вот смотрите, здесь в спортзале они метали ножи». Какие ножи? Кто метал? «Посмотрите, а вот тут они двух человек съели» — и все в таком духе.
Был у моего отца друг Петрянкин, он погиб от рук каких-то бандитов. Его смерть для меня тоже горем была. А СМИ написали: «Цапковские подчищают хвосты». Типа, мы свидетелей убиваем.
— Получается, все началось с уличной шпаны?
— Шпана? Мы все дружили с детства. Район маленький, все общались.
А вообще все начали не мы.
— А кто?
— Тех ребят, наверное, и в живых давно нет. Поймите, атмосфера в станице была и до нас криминализирована. Там без нас героев хватало. Из всех станиц Кущевка всегда самая криминальная была. Может, потому что это ворота Кавказа.
И потом, когда мы уже не жили в Кущевке, там много криминальной молодежи было. Кто их контролировал? Они уже не наши были. Но народная молва шла только про нас.
Однажды мой знакомый попросил: «Володя, приедь, дело есть». Я приезжаю. Он говорит: «Безумная ситуация. Вот у меня сын семиклассник, а его один шестиклассник пугает тобой». Я ни того, ни этого пацана в глаза не видел. Откуда это берется? Приехал, Цапку рассказал обо всем: «Серый, надо как-то менять эту ситуацию».
— И что Цапок ответил?
— Что надо подумать. И мы подумали. И был реальный факт из нашей биографии. В Кущевке есть дискотека. Я на ней лет шесть к тому времени не был. И вот я приехал туда. Выключили музыку, я взял в руки микрофон. Все замерли, а я говорю: «Ребята, вот я Владимир Алексеев. Я никого из вас не знаю. У меня есть только племянник и племянница, и все. Перестаньте, пожалуйста, мной друг друга пугать. Всего вам хорошего». Сказал и уехал.
— После этого прекратилось все?
— Ха! Я не знаю...
«В Кущевке и сейчас убивают»
— Помните день, когда впервые взяли в руки оружие?
— У меня легальное оружие было с 2008 года. Мы все охранниками работали.
— Я имею в виду, когда взяли оружие, чтобы кого-то убить?
— Мы не хотели убивать. У нас было оружие, чтобы защищаться. И вообще... я не хочу об этом говорить.
— Хорошо. Какое у вас образование?
— Тренерское. Школа олимпийского резерва.
— Вы действительно были телохранителем Цапка?
— Да, так можно сказать.
— Цапок был в хорошей физической форме. Это вы его тренировали?
— Сергей сам кого хочешь натренирует. Он в спорте много понимал. Не пил, не курил, наркотиков не употреблял.
— Вы были при нем неотлучно?
— Сначала я работал просто в его фирме. В один момент получилось, что стал находиться с ним постоянно. Сергей Викторович перевозил большие суммы — миллионы рублей. И я охранял.
У Сергея образование экономическое, вы это знаете? Укажите, пожалуйста, в статье, что Цапок написал книжку о Владимире Путине. Мне подарил первый, подписанный экземпляр. Я бы вам его дал почитать, если мог бы.
— И что он там написал?
— Он там хвалил президента. Сергей Викторович был членом «Единой России», платил членские взносы. А книжку издал перед докторской диссертацией. Там про экономическое развитие в сельском хозяйстве. Вы знаете, что нам было выделено из бюджета 6 миллиардов? На эти деньги был построен самый большой животноводческий комплекс в районе.
— А еще эти деньги считают кровавыми.
— Я, когда представляюсь сотрудникам колонии, каждый раз говорю, что убил 18 человек не потому, что я это признал, а потому что так требует закон. А так у меня всего два преступления: перестрелка и еще одно. Мы на себя сами многое наговорили. А потом на суде мы от этого отказались. Зачем мы это сделали?
— Чтобы меньший срок получить.
— Перестаньте.
— Ваша банда насиловала женщин Кущевки. Хватали их прямо на улице. Больше 200 пострадавших...
— В суде не 200 говорили, а 400. Мы с Сергеем в шоке были. И вот вопрос у нас возникал: мы штаны вообще надевали когда-нибудь? Мы кроме изнасилований чем-нибудь еще могли успевать заниматься? Ну, посчитайте. Получается, в день по 8 женщин.
фото: Ева Меркачева
И почему все они молчали? Хорошо, боишься в полицию в Кущевке заявить на нас — езжай в Ростов, там заяви. Почему этого не делали?
Про изнасилования — это старая песня, с Николая покойного пошло все. У него был такой инцидент. А после уже все придумали.
ИЗ ДОСЬЕ «МК»:
Брат Сергея Цапка, Николай Цапок, носил прозвище Коля Сумасшедший. Именно он руководил бандой, считал себя «смотрящим» за Кущевкой, устанавливал правила для «цапков» (бойцов ОПГ). Коля Сумасшедший запрещал членам банды пить и употреблять наркотики, но одобрял сексуальное насилие. Чаще всего жертвами «цапков» были студентки от 16 до 20 лет. В ноябре 2002 года Колю Сумасшедшего застрелили неизвестные. После этого главарем стал брат Сергей.
— У вас ведь в уголовном деле есть эпизоды изнасилований?
— Да-да, есть. Но я не признаю вину. Я следователя просил: убери эту грязь от меня, это не мое. Одна девушка потом дала показания, что оговорила меня. Судья отказала в ходатайстве зачитать их перед присяжными.
— Коллеги-журналисты были в Кущевке недавно, там до сих пор вас боятся.
— А чего именно они боятся? Ну и что с того, что боятся? Я вот Путина боюсь, и что?! У нас на суде было опрошено 1200 человек, и получалось, что никто сам ничего не видел, а слышал на рынке, от кумушек и т.д.
Следствию надо было показать: вот какой кровожадный Алексеев. А почему отказывались расследовать преступления, совершенные в отношении меня? Меня взрывали, в меня стреляли. А так получается, клин на нас сошелся. Я — злодей, Цапок — вообще самый страшный человек.
Из показаний Цапка по поводу убийства фермера Аметова, его семьи, соседки и друзей:
«Елена Аметова стала кричать, ее ударили в лицо, она упала. Сергей Карпенко два раза с размаха ударил ее ножом, один удар пришелся в сердце, другой — в шею. Черных задушил двухлетнюю девочку — просто свернул голову. Пятилетнюю мы зарезали».
фото: кадр из видео
— Но ведь детей убивали, женщин... Откуда такая жестокость?!
— Я не был там, где убили 12 человек, включая четырех детей. Но дал показания, что был. Когда меня задержали, поставили перед фактом: говори, что был. Долго «уговаривали», пока не «уговорили». Один раз в день кормили, как к животному относились.
— Я не оправдываю пытки. Никто не заслуживает их. Но вы сами не думали, что на вас смотрели как на нелюдей, потому что вы совершали страшные убийства, в том числе детей?
— Закон предусматривает относиться к одним так, а к другим по-другому?
— И все-таки почему Сергей Цапок не щадил детей?
ИЗ ДОСЬЕ «МК»:
Совершив массовое убийство в доме Аметовых, члены банды Цапка свалили все тела в кучу, облили бензином и подожгли. На вершину этой горы трупов положили еще живую внучку Сервера Аметова, девятимесячную Амину. Малышка плакала, пока не задохнулась от дыма.
Убить семью Аметова и всех, кто был с ним, Цапок решил в наказание за смерть брата Николая. Он ошибочно считал, что Аметов причастен к его гибели.
— Теперь ведь у него не спросишь. Хотя один человек на суде предлагал медиума вызвать...
У Сереги были проблемы с психикой после смерти брата. Тяжело перенес потерю, лечился. Я лично привозил Сергея много раз в клинику к известному психиатру Александру Бухановскому, на беседах присутствовал. У него затяжной нервный срыв был, нереальный какой-то. Бухановский наблюдал его долго, назначал нейролептики и другие серьезные препараты. Последние пять лет Сергей на них был постоянно.
ИЗ ДОСЬЕ МК:
По показаниям свидетелей, члены банды Цапка подвешивали конкурентов и рабочих (их считали рабами) за кожу на спине на железные крюки для мясных туш. Люди, вися в таком положении, испытывали немыслимые муки. Снимали с крюков только после того, как они клялись выполнять все требования. В больницу после такой экзекуции люди боялись обращаться и лечили раны в домашних условиях.
— Вы знаете, что есть видео, снятое до нашего задержания? Там другие признавались в преступлениях, которые нам потом вменили. Они на видео показывали, как убивали, как резали, и все это во всех деталях. А потом появилась формулировка — типа, они себя оговорили.
— В Кущевке за земли до сих пор идут войны. Передел. Мама говорит, что недавно прямо на поле кого-то застрелили. Что же вы про это ничего не говорите? Смотрите, нас там давно нет, а проблемы в Кущевке остались. Так, может, не в нас было дело?
— Кстати, как вашей маме живется в Кущевке после всего, что случилось? Или она уехала оттуда?
— Осталась. Тяжеловато ей, да.
— Говорят, что Цапок жив и что банда до сих пор действует.
— Ой-ой-ой. Я не хочу продолжать общение... Вы же образованный человек, можете отделить сплетни от реальности. Цапок умирал три дня. Он орал все эти три дня безбожно в камере рядом со мной. Вставать не мог, ему надевали памперсы. Я считаю, что его убили. Во время следствия погибли пять наших ребят. Один был эпилептиком, его вывезли на следственные действия, пытали там, он не выдержал и умер. Его похоронили как неизвестного. Родителям могилу показали только через полгода.
СПРАВКА «МК»:
Во время следствия 4 июля 2011 года повесился основной киллер банды Игорь Черных, 30 июля покончил с собой водитель главаря Виталий Иванов, 1 августа — член ОПГ Сергей Карпенко.
«О Беслане не помнят так, как о нас»
— Долго вы уже за решеткой?
— Только следствие шло по нашему делу больше четырех лет. Сначала я был полтора года в антитеррористическом центре города Владикавказа. Это не СИЗО, а ИВС. Содержался я там вместе с боевиками.
— Ну, вас-то таким соседством вряд ли напугаешь.
— Это почему же? Страшно было. Там очень тяжелая атмосфера. Там пытали нас. Все сотрудники были в масках, мы их лиц вообще не видели. А нас оттуда куда-то регулярно вывозили, надев мешок на голову. Так у них принято. Поставят на колени, голову замотают и... поехали!
Там умер Сергей Карпенко. Часов в 11 его увезли, в 4 утра вернули, как я подозреваю, уже мертвым. А «скорую» вызвали только в 8 часов.
После Владикавказа у меня волосы стали выпадать местами. Голова как у пантеры, пятнистая.
— Это от стресса?
— От препаратов, которые там кололи, чтобы я разговорчивый был. Пентотал натрия к примеру (этот препарат называют «сывороткой правды». — Прим. авт.).
После Владикавказа я попал в СИЗО Ростова, потом в СИЗО Краснодара, а после суда уже поехал на этап. В Мордовию я попал в 2016 году.

фото: Ева Меркачева

До этого был в колонии в Сосновке.
— Какими были первые впечатления?
— Я ожидал самого плохого. Слышал, что бьют, издеваются. Но нет, все сотрудники адекватные.
— А сокамерники?
— Не всегда адекватные. Один вел себя так... Маньяк он.
Полтора года я провел в Сосновке, а потом меня перевели сюда, в Торбеево. Тут колония отличается. Здесь оборудование новое для производства, вентиляция работает, кондиционирование есть. Проблем с пищей нет.
— А что тяжелее всего переносится в колонии для пожизненно осужденных?
— Отношение, наверное. Здесь сотрудники стараются адекватно реагировать, но момент предвзятости — он все равно существует. Смотрят на мои статьи. И это самый тяжелый момент. Относятся так, как будто я все это сделал.
— Мне показалось, что тут ко всем одинаково относятся. Тут же в основном маньяки и педофилы.
— Может, я сам себя накручиваю.
Когда сменялись сотрудники, которые охраняли меня, Алексеев, улучив момент, стал судорожно шептать:
«Здесь бьют! Больно бьют».
Эта сцена повторялась дважды.
— Спортом тут занимаетесь?
— Нет. Но с утра зарядку, как требует распорядок, делаю. Стараюсь держать себя в форме. Целый день работаю. Если есть время, читаю. Последнее, что прочитал, — Мопассана, «Милый друг».
— Если уж о друзьях… С Цеповязом не переписываетесь?
— Нам это запрещено законом. Да мне и нечего ему писать.
Хотя живых осталось немного: Быков и Рябцев да Николай Валерьянович Цапок. Дядя Коля, кстати, в Магадане сидит, он пенсионер, ему восьмой десяток пошел, а дали 20 лет тюрьмы. Сложно представить, как он выживет.
— Слышали новости про роскошную жизнь Цеповяза за решеткой? Диваны белые, мобильники, яства…
— Я слышал по радио про икру и крабов. Круто.
— Позавидовали ему?
— Я рад за него. Рад, что он жив-здоров и все у него в порядке. Он же инвалид второй группы, две клинические смерти перенес. Он боксом занимался: ударили в плечо — и пошла саркома. Плечо на одних сухожилиях сейчас держится.
Ну а про телефон мобильный… может, это муляж? Вот возьму сейчас ваш диктофон, сфоткаете меня, и скажут потом: у Алексеева был телефон. И вообще это мог быть тетрис.
— Странно, вы говорите в точности как его адвокаты.
— Самое главное, что смутило, — перед датой (4 ноября 2010 года годовщина массового убийства в станице Кущевская. — Прим. авт.) это кто-то выложил в Интернет. Понятно, что это не друзья сделали. Хотели вызвать опять резонанс зачем-то. О Беслане так не помнят, как о нас.
Я один раз приехал к Цеповязу в офис с Сергеем Цапком. Смотрю, там одноклассница моя стоит, которую я тысячу лет не видел. Я удивился, спрашиваю ее: «Ты что тут делаешь? На работу устраиваться пришла?» А она: «Нет, мне Слава помогает дочку мою лечить. Выделил 150 тысяч рублей на операцию». А вы говорите, что Цеповяз плохой. То есть с разных сторон, бывает, видим мы людей. И вообще, его каким боком припекли ко всем преступлениям? По радио сказали, что он даже причастен к убийству на улице Зеленой. Но ему это даже не вменяли.
— Но он же был участником банды!
— Ну, тогда надо всех деловых партнеров Цапка сажать. У них с Цапком был просто бизнес. Вместе начинали, друг к другу приезжали, советовались — когда семечку продать, когда еще что.
— Он сам считал себя юристом Цапка.
— Ну, в какой-то мере.
— Цеповяз судится с бывшей женой, на кону почти миллиард. Он был самым богатым из вас, не считая Цапка?
— Слава? Я не знаю, я его деньги не считал. А Цапок не был богатый. У меня денег вообще нет. Из дома я не прошу. Трачу только то, что сам зарабатываю.
Крабов нет, а хлеб без масла
— Расскажите, как у вас проходит день в колонии.
— Нормально. Работаю. Жилеты шью. Точнее, я обиваю их кантом. По 250–300 штук в день делаю.
— Сколько вы зарабатываете?
— МРОТ получаю. Это 11 400 рублей.
— У вас же иски есть?
— Да-да, есть. На руки мне дают 25% зарплаты, это около 4 тысяч рублей (остальное идет на закрытие исполнительных листов и оплату коммунальных услуг). Я могу их потратить на самое необходимое в магазине колонии.
— Что именно покупаете на эти 4 тысячи?
— Чай, сигареты, конфеты.
— На крабов, икру и шашлыки не хватит?
— Нет. А их и не продают у нас.
— А родственники не присылают?
— Я у них не спрашиваю. Есть перечень продуктов, которые можно получать в зависимости от сезона. Икру я могу получить в банке. Краба не могу — это скоропортящийся продукт. У нас посылка раз в год.
— То есть пять лет крабов не ели? Скучаете по ним?
— Я неприхотлив. На завтрак кашу дробную ел, я даже не разбираюсь какую.
— Чай и хлеб с маслом?
— Нет, масла нет. Оно только диетикам полагается, а я не диетик. Просто чай с хлебом. А что, страна переживает — что ест Алексеев?
— Вы иски потерпевших не начали выплачивать?
— Нет. На сегодняшний день у меня исков пять. Около трех миллионов в общей сложности. Сначала идет оплата государству — ему 600 тысяч; затем сельхозучреждениям Краснодарского края и потом только иски потерпевших.
— Вам пишут родные? Не бросили вас?
— Да, пишут. Родители. Сестра.
— А друзья?
— Они умерли все. Жена осталась, но я не поддерживаю с ней отношения. Мы еще до этого развелись.
— Некоторые женятся даже в колонии для пожизненно осужденных...
— Рад за этих людей. Конечно, легче бы было завести семью. Но семья — это ответственность, нужно беспокоиться, надо помогать. А чем я отсюда помогу? А еще если ребенок родится, буду переживать. Я, кстати, ответственный, сына из садика забирал.

фото: кадр из видео

— Что нужно для пожизненно осужденных, на ваш взгляд?
— Должна быть какая-то адаптация. Человек может когда-то и выйти. Дмитрий Медведев как-то сказал (а он сам юрист), что для пожизненно осужденных должна быть адекватная программа разработана.
— Чтоб у них надежда была?
— Да. И сейчас вроде через 25 лет отсидки могут отпустить, но я не слышал, чтобы отпускали.
— Но вы верите сами, что можете выйти на свободу?
— Нет, чересчур большой срок. И я не долгожитель. Но хотелось бы, конечно, выйти.
— Как отметите Новый год (разговор был накануне праздника. — Прим. авт.)?
— Никак. Может, телевизор дадут посмотреть.
— Что будет к новогоднему столу? Может, салаты какие?
— Мы в тюрьме, какие салаты! В прошлый Новый год, правда, действительно давали салат из свежей капусты с морковкой. Ну и приличный суп был.
— Если бы все вернуть, начали бы по-другому? Может, уехали бы из Кущевки?
— Учитывая, где нахожусь сейчас, да, уехал бы куда-нибудь на заработки. Далеко-далеко.
Сразу после беседы с Алексеевым я попросила осмотреть его на предмет синяков, ран и ссадин. Осмотр проводили медики под запись видеорегистратора. Ни одной царапины на теле Алексеева не обнаружено. Вова Беспредел обманул меня во время беседы еще минимум один раз, когда рассказывал, что у него не было длительных свиданий (по данным «МК», они были). Кстати, при этом сам осужденный перед интервью изучил Закон о СМИ. Видимо, на тот случай, чтобы потом дать некоторым своим словам «обратный ход».
Как бы там ни было, ни белых диванов, ни айфонов, ни крабов у Вовы Беспредела в тюрьме нет, и этот факт лично меня порадовал. Жизнь в Торбеевском централе мрачна и однообразна. И это лучшее наказание, которое могло дать общество Вове Беспределу за весь беспредел, который он творил.

Источник - Московский Комсомолец
Автор - 
скачать dle 12.0
рейтинг: 
Оставить комментарий
  • Лента
  • Популярное
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Одноклассники