Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
Помочь проекту

Адвокат Захватов, заявил о многочисленных нарушениях в "деле котов"

Судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда 300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 45 через Новомосковский городской суд Тульской области

301650, г. Новомосковск, ул. Трудовые резервы, д. 40

Осужденный: Долгинцев Эдуард Вадимович

Защитник: Захватов Дмитрий Игоревич удостоверение адвоката № 15722 Номер в реестре адвокатов г. Москвы 77/13311 почтовый адрес: 127473, г. Москва, ул. Селезневская, д. 30к2, кв. 1 тел: 8(903)136-36-13 (ордер в деле) 23 декабря 2019

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор Новомосковского городского суда Тульской области
от 13 декабря 2019 года по делу № 1-243/19

... проследовали в г.Новомосковск Тульской области, где по указанию Долгинцева Э.В. встретили Яковлева Р.М., неосведомленного о преступных намерениях последних, который Должен был показать место прохода котана территорию ФКУ ИК-6...

Из приговора

Новомосковского

городского суда


Приговором Новомосковского городского суда Тульской области Долгинцев Эдуард Вадимович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, наказание - 14 лет 10 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима, Жаворонков Дмитрий Владимирович признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.З ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, наказание - 17 лет лишения свободы в колонии строгого режима, Санкин Евгений Владимирович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, наказание - 14 лет 10 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима.


При этом, настоящее уголовное дело представляет собой редкий случай, когда при производстве по делу одновременно фальсифицировались доказательства, применялись пытки и имела место полицейская провокация.

Приговор является необоснованным, незаконным, и подлежит отмене в связи со следующим.

Частью 2 статьи 61 УПК РФ предусмотрено, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Частью 3 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ

"О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" была ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней № 3 от 6 мая 1963 года, № 5 от 20 января 1966 года и № 8 от 19 марта 1985 года, и дополнениями, содержащимися в Протоколе № 2 от 6 мая 1963 года (далее по тексту - Конвенция).

В п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Критерии беспристрастного суда определяются постановлениями Европейского Суда по делам, в рамках которых заявители жаловались на то, что было нарушено их право на беспристрастный суд.

В постановлении от 01 октября 1982 года по делу Пьерсак, Европейский Суд определил, что беспристрастность «может быть проверена разными способами»: различие должно быть проведено между субъективным подходом, т.е. попыткой установить личную предубежденность данного судьи в данном деле, и объективным подходом, т.е. определением того, были ли предоставлены гарантии, достаточные, чтобы исключить разумные сомнения в данном отношении».

Далее Европейский Суд отметил, что личная беспристрастность судьи предполагается, пока не доказано противоположное, и установил, что в данном деле таких доказательств заявитель Суду не представил. В то же время Европейский Суд далее пришел к выводу, что невозможно ограничиться лишь чисто субъективным подходом и внимание должно уделяться обсуждению исполняемых функций и внутренней организации (объективный подход), так как в данном отношении даже видимость может иметь значение.

Сжато данный подход, по мнению Европейского Суда, сформулирован в английской максиме, которая гласит, что «правосудие не только должно вершиться, но также должно быть видно, что оно вершится». Иначе говоря, внешнее проявление осуществления правосудия не должно бросать тень сомнений относительно беспристрастности суда. В рассматриваемом постановлении говорится, что ставкой в данном случае является доверие, которое в демократическом обществе должны вызывать суды у народа, а, что касается уголовного судопроизводства, прежде всего, у обвиняемого.

Следует отметить, что в большинстве дел, рассмотренных Европейским Судом, по которым заявители жаловались на нарушение их права на беспристрастный суд, когда наличие такого нарушения было установлено, как правило, речь шла именно об объективном подходе. Лишь в редких случаях было доказано отсутствие беспристрастного суда на основе субъективного подхода.

В § 37 постановления Европейского Суда по делу Pohoska v. Poland (33530/06) [2012] ECHR 4 (10 January 2012) дается следующее объяснение распространенности именно данного критерия беспристрастного суда: «Несмотря на то, что в ряде случаев трудно предоставить доказательства, опровергающие презумпцию (субъективной беспристрастности), следует помнить, что требования объективной беспристрастности обеспечивают дальнейшей важной гарантией. Иначе говоря, зная о трудности установления нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции на основании субъективной беспристрастности, Суд в большинстве дел, исследуя вопросы беспристрастности, сосредотачивается на объективном подходе».

Отметим, что, несмотря на то, что некоторые авторы, в частности судья Европейского Суда Л. Лукайдес, негативно высказывается относительно объективного критерия беспристрастности, именно данный подход применяется в большинстве случаев недопустимости участия судьи в гражданском или уголовном судопроизводстве. Предположим, что судья приходится братом обвиняемому. Является ли это само по себе доказательством отсутствия беспристрастности судьи?

Судья может не поддерживать никаких отношений со своим братом и не питать к нему родственных чувств, т.е. рассмотреть уголовное дело объективно и беспристрастно, но, тем не менее, во всех европейских правопорядках данное обстоятельство рассматривается как препятствующее для участия в рассмотрении дела таким судьей.

Если исходить из субъективного критерия, то пока судья не проявит отсутствия беспристрастности, он может рассматривать дело. Между тем, в данном случае исходят из объективного критерия, так как в данном случае имеются заслуживающие внимания разумные сомнения в вероятности того, что беспристрастность судьи будет отсутствовать, т.е. имеет значение даже видимость. Объективный критерий позволяет устранить недоверие к суду, когда имеется достаточно высокая степень вероятности того, что судья, с точки зрения разумного человека, может быть не беспристрастен.

12.09.2019 года в здании суда судебными приставами был избит защитник подсудимого Долгинцева Э.В. Сотников Д.В..

По данному факту СУ СК России по Тульской области проведена проверка по ст. 144-145 УПК РФ.

Председательствующая в процессе судья Соловьева Л.И. с 12.06.2019 года прекратила отвечать требованиям объективного критерия беспристрастности судей, а следовательно подлежала отводу в связи со следующими обстоятельствами:

  • Размещение на сайте Новомосковского суда неустановленным лицом версии событий, предшествующих нападению на защитника Сотникова Д.В. и применению к нему насилия.
  • Недостоверность указанных выше сведений.
  • Недопуск защитника Сотникова Д.В. в зал судебного заседания по надуманным причинам 12.09.2019 года.
  • Непринятия судом каких-либо мер в связи нападением на защитника Сотникова Д.В..
  • В ходе проверки, инициированной СУ СК России по Тульской области по ст. 144-145 УПК РФ, судья Соловьева Л.И. давала против Сотникова Д.В. объяснения.

Все вышеуказанное свидетельствует об отсутствии гарантий пристрастности судьи Соловьевой Л. И. к участникам процесса со стороны защиты, а следовательно на основании части 2 статьи 61 УПК РФ, статьи 6 Конвенции она подлежала отводу, о чем стороной защиты неоднократно заявлялось.

Исходя из вышеуказанного, приговор подлежит отмене на основании п. 2) статьи 389.15 УПК РФ. Статьей 244 УПК РФ установлено, что в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным впунктах 1 -6части первой статьи 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Частью 2 статьи 274 УПК РФ установлено, что первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 18 июля 2019 г. N 1859-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шабуни М.Е. на нарушение его конституционных прав рядом положений УПК РФ, Конституционный суд указал, что возможность отказа в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к данному уголовному делу и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства оказывается с позиций принципа разумности избыточным; принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 467-О, от 16 октября 2007 года N 700-О-О, от 24 февраля 2011 года N 138-О-О, от 25 января 2012 года N 173-О-О и др).

Пунктом 2 части 1 статьи 53 УПК РФ установлено, что защитник вправе собирать и представлять доказательства.

В нарушение указанных правовых норм и позиции Конституционного суда Российской Федерации, будучи заинтересованной в исходе дела, как указано в разделе I настоящей жалобы, председательствующей по делу судьей Соловьевой Л.И. стороне защиты был установлен фактический запрет на представление доказательств.

В ходе стадии представления доказательств стороной защиты, одним лишь защитником Захватовым Д. И. были заявлены следующие ходатайства:

  • от 15.11.2019 года и 29.11.2015 года о приобщении и исследовании доказательств, видеозаписи и протокола опроса свидетеля Ермакова А.В. - в подтверждении тому, что секретным свидетелем «Артем» является в действительности о/у ОКОН Синицын Е.Н., который, как видно на видеозаписи, руководил действиями подсудимого Жаворонкова Д. В., при покупке изоленты для ошейника кота;
  • от 29.11.2019 года о приобщении и исследовании доказательств - заключениея специалиста - врача, судебно-медицинского эксперта Шиловой М.А., проведенное по медицинским документам и показаниям Санкина Е.В. о том, как именно его пытал о/у ОКОН Григоренко В.. Выводы данного заключения не исключают, что заболевание Санкина Е.В. - невропатия лучевого нерва с двух сторон могла возникнуть в результате пыток, которые точно описал Санкин Е. В..
  • от 29.11.2019 года об осмотре страницы официального сайта МВД России в ИТКС «Интернет», загрузке и приобщении к материалам дела содержащейся на данной странице видеозаписи оперативной съемки задержания Жаворонкова Д.В., Санкина Е.В. - в подтверждение тому, что представленный на обозрение сторон процесса кот - подложный, а следовательно имеет место фальсификация доказательств.
  • от 29.11.2019 года об истребовании доказательств из ФКУ ИК-6 УФСИН России по Тульской области копий личных дел Оздоева Р.Д.

- от 29.11.2019 года о вызове в суд Оздоева Р.Д., который никогда не допрашивался в ходе производства по уголовному делу.

Все эти ходатайства, будучи удовлетворенными, могли бы пролить свет на обстоятельства дела и послужили бы предметом судебной оценки при вынесении приговора. Вместе с тем, в нарушение перечисленных правовых норм, суд установил фактический запрет на представление стороной защиты доказательств.

Данный запрет не отвечает интересам правосудия, существенно нарушил равноправие сторон процесса, а так нарушил перечисленные нормы права, а следовательно приговор не отвечает признаку законности и подлежит отмене на основании п. 2) статьи 389.15 УПК РФ.

В соответствии частью 6 статьи 259 УПК РФ, протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания председательствующим и секретарем судебного заседания, а в случае, если ведение протокола председательствующим поручено помощнику судьи, - председательствующим и помощником судьи.

В соответствии с пп. b) п. 3 статьи 6 Конвенции, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты.


В соответствии со статьей 74 УПК РФ, протокол судебного заседания является доказательством по делу.

К моменту прений сторон, протоколы судебных заседаний изготовлены не были. Более того, они не готовы так же и на момент подачи настоящей апелляционной жалобы, а следовательно как подсудимые, так и защитники были лишены возможности надлежащим образом подготовится к прениям сторон и надлежащим образом подготовить апелляционные жалобы.


В этой связи так же необходимо отметить, что в совещательной комнате при вынесении приговора суд руководствовался не доказательствами - в частности протоколами судебных заседаний, а текстом обвинительного заключения.

Вне наличия протоколов судебных заседаний, дополнить настоящую жалобу иными доводами возможным не представляется.

Именно по этой причине в приговоре, в нарушение правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 "О судебном приговоре», суд не потрудился раскрыть основное содержание показаний многочисленных свидетелей стороны защиты, ограничившись лишь немотивированным указанием на недоверии к показаниям данных свидетелей.

В этой связи приговор так же подлежит отмене на основании п. 2) статьи 389.15 УПК РФ, в связи с чем, прошу:

Приговор Новомосковского городского суда Тульской области от 13 декабря 2019 года по делу № 1-243/19 - отменить.

Осужденного Долгинцева Э. В. - оправдать.

Защитник ________________________ Д. И. Захватов


скачать dle 12.0
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Лента
  • Популярное
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Одноклассники